Как бы рост: почему правительство выдает желаемое за действительное

0
1273

Эксперты Высшей школы экономики оценили темпы развития страны

28 декабря 2017 в 20:15, просмотров: 6936

Все разговоры о новой фазе роста российской экономики, которые участились в последнее время, выглядят попыткой выдать желаемое за действительное. Об этом написано в итоговом за год бюллетене «Комментарии о государстве и бизнесе», подготовленном Центром развития Высшей школы экономики (ВШЭ). Авторы исследования утверждают, что восстановление отечественной экономики происходит «не так гладко, как хотелось бы».

Свои неутешительные выводы эксперты ВШЭ базируют, во-первых, на коррекции в сторону понижения динамики ВВП в III квартале: рост составил лишь 1,8% после 2,5% во II квартале. И во-вторых, на сильном снижение индекса базовых видов экономической деятельности (это альтернативный индикатор, рассчитываемый самой ВШЭ) во втором полугодии 2017 года. «Сложившуюся ситуацию в экономике мы считаем неустойчивой и неоднородной. С 2014 года выросли только сырьевые сектора: сельское хозяйство (10%), добывающие производства (5,4%), грузооборот (7,3%) и оптовая торговля (2,6%), хотя статистика по последней ненадежна», — пишут аналитики Центра развития.

Хотя промышленность и отыграла свое падение в кризис, во втором полугодии она возобновила снижение и по итогам года вырастет лишь на 0,9%, считают авторы бюллетеня. Как известно, в ноябре промышленное производство упало на рекордные за восемь лет 3,6%. Эксперты объясняют это совокупностью причин: отчасти — высокой базой прошлого года, отчасти — теплой погодой, отчасти — сокращением добычи нефти в рамках соглашения ОПЕК+.

Кстати, о нефти. Именно ее удорожанием авторы исследования объясняют тот факт, что в 2017 году российская экономика оттолкнулась от дна: средняя цена «черного золота» поднялась с $42 в прошлом году до $53 в нынешнем. Правда, в дальнейшем нефтяной фактор уже не окажет столь заметной поддержки отечественной экономике. «Оптимизма придает повышение цен на нефть Urals до $63 за баррель, однако, даже если цены удержатся на этом уровне, то в 2018 году в силу действия бюджетного правила фактор роста нефтяных цен не окажет такого же большого влияния на ВВП, как в 2017 году», — подчеркивают экономисты Центра развития. Напомним, что бюджетное правило — схема Минфина по закупкам валюты на сверхдоходы от нефти дороже $40: эти средства направляются в резервы государства.

Еще одна наступающая угроза — замедление инвестиций. В III квартале 2017-го, по расчетам аналитиков, они сократились на 2,2% по сравнению с предыдущим трехмесячным периодом. Спад инвестиций наблюдался и в обрабатывающей промышленности, и в добыче нефти и газа, и в строительстве. Правда, были и отрасли, где они росли — например в индустрии спорта и развлечений благодаря чемпионату мира по футболу. Однако, в целом рост инвестиций тормозили экономическая неопределенность и слабый внутренний спрос, считают эксперты.

«Так или иначе, налицо замедление роста инвестиций. Вкупе с замедлением роста (а в текущем моменте и вовсе со спадом) в промышленности и экономике в целом, это ставит под вопрос начало фазы полноценного роста. Все разговоры об этом были скорее попыткой выдать желаемое за действительное», — заключают авторы бюллетеня. По их мнению, экономика не готова выйти из состояния стагнации — более того, нынешняя ситуация даже ставит вопрос о вероятной новой рецессии.

Со многими выводами аналитиков ВШЭ согласен руководитель направления «Экономика и финансы» Института современного развития Никита Масленников, который считает, что в России налицо классический структурный кризис. «Рост экономики очень условный. На это указывает неустойчивость макроэкономических показателей. 1,5-2% годового роста ВВП — это тот предел, которого достигла Россия в условиях существующей экономической модели. Однако чтобы государству выполнять свои социальные обязательства, необходим рост не менее 3,5% в год», — считает эксперт.


Источник