«Росатом» предложил изменить условия строительства АЭС в Иордании

0
130

Компания «Росатом» предложила Иордании профинансировать строительство АЭС за счет банковского займа вместо госкредита, сообщил РБК пресс-секретарь Комиссии по атомной энергии Иордании Фаез Абу Гаууд. По его словам, пока российская сторона не представила свое окончательное решение и не предложила конкретный банк в качестве возможного источника финансирования. «Но Иордания, конечно же, предпочитает работать напрямую с российским правительством, без задействования какого-либо банка», — отметил Абу Гаууд. Представитель «Росатома» заявил, что ход переговоров не комментирует.

Вопрос финансирования остается единственным препятствием на пути к заключению контракта: технические и технологические условия проекта, по словам Абу Гаууда, полностью согласованы. Он отметил, что иорданской стороне прежде всего нужно «изучить, что это за банк, размер его капитала, какая у него репутация — от этого многое зависит».

Россия выиграла тендер на строительство АЭС стоимостью $10 млрд (два реактора по 1000 МВт каждый) в ноябре 2013 года, межправительственное соглашение между странами было подписано в марте 2015 года. Согласно The Jordan Times, Иордания рассчитывает запустить станцию к 2025 году. Предполагается, что 51% в этом проекте получит Иордания, 49% — российская сторона. Как ранее сообщала The Jordan Times, «Росатом» с Иорданией должны были обеспечить по 15% инвестиций в строительство АЭС, остальное (70%) предполагалось покрыть за счет проектного финансирования, привлеченного в банках, у инвесторов и фондов. Изначально речь шла о том, что свои 15% от общего объема инвестиций в проект «Росатом» предоставит за счет кредита от государства. За последние два года «Росатом» детально изучил техническую сторону проекта, компания завершила исследование инфраструктуры и прочих технических и технологических аспектов, а также провела анализ целесообразности капиталовложений, перечисляет Абу Гаууд.

Российская атомная монополия имеет заказы на 34 блока АЭС по всему миру — это больше, чем у любой из мировых компаний. Основой всех ее проектов, помимо тех, что реализуются полностью за счет заказчика, до сих пор выступали госкредиты.

«Чтобы переключиться на банковское финансирование зарубежных проектов, госкорпорации предстоит найти банк или банки, которые будут готовы вложиться в долгосрочный и технически сложный атомный проект с учетом также страновых и валютных рисков. И самое главное, которые будут готовы предложить низкую стоимость такого финансирования», — считает заместитель директора группы «Корпоративные рейтинги» Standard & Poor's Ratings Services Сергей Горин.

На этой неделе иорданские СМИ со ссылкой на правительственный источник сообщили, что «Росатом» собирается выйти из проекта в Иордании. По их данным, российская компания уже подала заявку на выход, а Комиссия по атомной энергии страны якобы уже рассматривает предложения ее конкурентов. Но впоследствии Комиссия по атомной энергии Иордании опровергла эти сообщения, заявив, что продолжает переговоры с россиянами. «Эти заявления безосновательны и не соответствуют действительности», — сказал Абу Гаууд. Это подтвердил РБК и представитель «Росатома».

В июне 2017 года в ходе выставки «Атомэкспо» директор блока по развитию и международному бизнесу госкорпорации Кирилл Комаров говорил журналистам, что «так называемое инвестиционное решение по проекту [в Иордании] должно быть принято до конца 2017 года». По словам пресс-секретаря Комиссии по атомной энергии Иордании, решение о продолжении или прекращении сотрудничества в рамках этого проекта будет принято примерно через месяц.

Конкуренты России — Китай и Южная Корея — тесно сотрудничают с Иорданией. Южная Корея уже построила исследовательский реактор для университета Иордании. Между двумя странами действуют соглашения о сотрудничестве в атомной энергетике, как и между Иорданией и Китаем.

Самостоятельный «Росатом»​​​

Бывший первый заместитель министра экономического развития Алексей Лихачев, который в октябре 2016 года возглавил «Росатом», обещал научить госкорпорацию самостоятельно зарабатывать деньги на мировом рынке. «Возможности государства по поддерж­ке атомной отрасли не безграничны, особенно в текущей экономической ситуации. Источником для движения корпорации вперед, источником для исследований, инноваций и технологического обновления должны стать коммерческие про­екты. Другими словами, мы должны на­учиться самостоятельно зарабатывать деньги. При этом, если мы хотим быть по-настоящему глобальной компанией, мы должны научиться зарабатывать деньги на мировом рынке», — заявил он в феврале 2017 года корпоративному изданию «Страна Росатом».

«То, что госкорпорация сейчас отказывается от государственного финансирования в пользу коммерческих кредитов, скорее, плюс», — полагает главный редактор Atominfo Александр Уваров. Он называет госкредит пережитком прошлого, так называемой эпохи ядерного ренессанса, когда условия на рынке диктовал заказчик. «Теперь ситуация поменялась, «Росатом» может заявлять выгодные ему условия. Иордания не самый перспективный заказчик, она затянула переговоры на годы, с трудом определилась с площадкой, а на ее границе ведутся военные действия», — указывает он.

То, что госфинансирование амбициозных проектов небезгранично, было понятно еще в 2013 году, когда рост российской экономики замедлился, отметил Горин из Standard & Poor's Ratings Services. «Но «Росатому» будет непросто убедить клиента в надежности предлагаемого альтернативного долгосрочного финансирования, которое вдобавок должно быть относительно дешевым, чтобы конкурировать с китайскими предложениями», — добавил он. С другой стороны, у «Росатома» и так очень внушительный портфель заказов по строительству АЭС за рубежом, поэтому он может обойтись без новых проектов, заключает эксперт.

Авторы:
Анжелика Басисини, Светлана Бурмистрова.

Источник